Производство
специализированных бумаг

Мусор атакует и побеждает

Можно ли переработать мусор без остатка? Рассуждает директор «Технической бумаги» Дмитрий Романов.

Атака мусора на людей. Но можно внести и другой смысл, чтобы описать ситуацию с нашими отходами. Производство мусора широкими шагами опережает генерацию идей по избавлению от него. От него и его последствий. Хотя бывают случаи, когда последствия позитивные и мусор становится методом извлечения прибыли, появления новых продуктов и даже дополнительной электроэнергии и тепла. Об этом и поговорим.

Дмитрий Романов многое знает об утилизации мусора. По крайней мере, определенной его части, состоящей из бумаги. Его предприятие в Рыбинске — «Техническая бумага» — занято производством товаров из вторичного сырья.

Как избавляются от мусора в разных странах, какие варианты утилизации промышленных и бытовых отходов применимы в России, что можно извлечь полезного из бесполезного продукта?.. Об этом Романов не только думает. Он собирает информацию, анализирует и кое-что применяет в своем производстве. Ну, или пытается применить – примеров удачных и неудачных новаций Романова можно вспомнить много. При этом трудно сказать, кто чаще питает иллюзии – энергичный директор или неповоротливая российская экономика. Например, производство дорожных гранул Романов готов наладить в отечестве. Хотя бы в порядке импортозамещения – задекларированной государственной программы. Но отечество не готово применять гранулы в своем дорожном строительстве. Романов надеется, что пока.

Но вернемся к мусору. О том, что его слишком много, не написал только ленивый. И еще о том, что его надо утилизировать, уничтожать, сжигать, а лучше – перерабатывать в полезные товары.

А что надо сделать, чтобы мусор в конечном счете поступил на предприятия, чье сырье — вторичное? С чего надо начать?

— С домохозяйств! — Романов уверен, что разделять мусор на фракции нужно начинать на домашней кухне. – Мусоросортировочные заводы, о строительстве которых сегодня много говорят, впрочем, не в первый раз, должны заниматься досортировкой. Если к ним поступит первично неразобранный мусор, качество сырья значительно упадет. И большая его часть опять попадет в мусорный могильник.

Дмитрий Романов знает, о чем говорит. «Техническая бумага» иногда сталкивается с макулатурой после мусоросортировки. Она на грани распада. Она дурно пахнет и недолго хранится. Потому что эту бумагу отобрали из общей кучи мусора – грязного пластика вперемешку с пищевыми отходами, битым стеклом, картофельными очистками.

— А если у себя на кухне человек установит несколько контейнеров для сбора бумаги, пластика, стекла, да еще пластик, прежде чем выкинуть, отмоет от остатков пищи, а бутылки разберет по цвету, такой мусор можно будет переработать почти без остатка.

Без остатка – это как раз та цель, которую стоит преследовать, говоря о мусорной проблеме. Свалка ТБО – дело вчерашнего дня и позапрошлого года. В России земли для свалок, конечно, достаточно и кончится она не скоро, но экология – дама капризная. Природа не станет терпеть до бесконечности лень и скупость человека. Поэтому Европа давно свой мусор перерабатывает почти целиком, а безнадежные отходы – сжигает. И получает из старого сырья новую упаковку, хозтовары, санбумагу, биогаз, тепло, электроэнергию.

— Но можно собрать вторсырье, можно сделать из него товар. Встанет проблема его реализации, — говорит Романов. – Для того чтобы продукт из вторичного сырья обладал всеми свойствами первоначального товара, надо приложить много усилий. Значит, он станет дороже, его конкурентоспособность упадет. Одна надежда – на государство.

Директор считает, что заинтересованное в избавлении от мусора государство должно иметь четкую и понятную политику в производстве и реализации товаров из вторсырья. Самые простые варианты поддержки – дотации и финансовые стимулы предприятий в виде налоговых льгот. Более сложные – ограничение производства из первичного сырья некоторых видов товаров, например, ведер, тазов, упаковочной бумаги – всего того, что недолго живет и легко выбрасывается.

Упаковка, кстати, завоевывает все больше места на свалках. Романов говорит: тенденция такова, что мы покупаем не продукт, а упаковку. Но если жители Европы это четко осознают, то мы по-прежнему считаем, что платим за яблоки в пакете, пиво в банке, воду в бутылке.

— В Европе на ценниках указывают две цены – стоимость товара и стоимость его упаковки отдельно, — рассказывает Романов. – Купил я в Германии бутылку воды, воду выпил, бутылку выбросил в специальный контейнер. А могу, если я экономный, пойти в магазин и сдать бутылку в специальном автомате, который выдаст мне чек. Стоимость тары учтут при следующей покупке.

Финансовый стимул, конечно, самый надежный помощник. Но в Европе давно люди пришли к мысли, что сделать маленькое усилия на «домашнем» этапе сортировки мусора – значит, внести свой экологический вклад в чистый воздух и прозрачную воду. А как у нас?

— У нас свой особый менталитет, которым мы так гордимся, — говорит Дмитрий Романов. – Но и не только. Наши малогабаритные кухни не позволят установить три-четыре вида контейнера. И на этом, собственно, можно тему закрыть. Хотя…

В Рыбинском районе довольно успешно несколько лет действует программа раздельного сбора мусора. Может быть, люди сортируют отходы в своих квартирах, история об этом умалчивает. А говорит она о том, что во дворах стоят несколько ящиков – для стекла, пластика, бумаги. В Рыбинске же пока заняты поиском земли для установки обычных мусорных емкостей, куда кидают все без разбора.

— Вопрос приоритета: либо мы двигаем мусорки с места на место, либо думаем об экологии, — считает Романов.

Вам шашечки или ехать? Эту фразу хочется вспомнить, когда речь заходит о мусоре. В предчувствии перехода бизнеса под крыло регионального оператора местные предприятия не заинтересованы в развитии темы. Тем более, когда речь заходит о дополнительных финансовых вложениях.

— Давайте закругляться, — вдруг говорит Романов. – На эту тему разговаривать можно долго. Все равно что мечтать. Вот у меня знакомые на юге страны организовали завод по производству биогаза. Сырье – коровий помет. Себестоимость биогаза на первоначальном этапе дороже природного топлива, кто его станет покупать? А в Европе мои коллеги-бумажники строят биореактор. При этом у них уже есть своя система обеспечения природным газом. Спрашиваю – зачем? Говорят – коровников вокруг много, топлива – завались. Да и государство подталкивает к альтернативе. Или еще пример. Нас, производителей коробок из вторичного сырья, обложили налогом на утилизацию. Производство коробок мы закрыли. Потому что абсурд.

Впрочем, абсурд вполне можно вписать в наш особый менталитет и путь развития. Одна надежда – на проблему. Когда она, наконец, затронет большую часть нас, жителей, мы может и начнем собирать мусор по фракциям. А там, глядишь, и государство подоспеет.

gazeta-rybinsk.ru

Наш номенклатурный ряд насчитывает более 20 различных видов бумаги. Наши специалисты оперативно помогут вам выбрать необходимый.